RSS

Об итогах деятельности столичной полиции в 2013 году

27.12.2013

Новый, 2014 год у самого порога. Пора оглянуться: с чем мы его встретим, как прозвучит тост за праздничным столом? Московская полиция переживает нелегкое время. Прошедший год был для стражей порядка в столице тяжелым испытанием. Криминальный мир преподнес много сюрпризов. Как московская полиция отвечала на его вызовы? Давайте хоть перед светлым праздником не будем злословить в адрес людей в полицейской форме. Город вздрогнул, когда в середине последнего месяца 2013 года за сутки бандиты трижды стреляли по сотрудникам полиции. Есть убитые и тяжелораненые среди тех, кто честно выполнил присягу и свой долг перед москвичами. Склоним головы и помянем двух оперативников уголовного розыска столицы — Владимира Борискова и Владимира Шишкина, отдавших жизнь за спокойствие москвичей. Столица в те дни остро почувствовала, что определение «погиб от бандитской пули» не пустое и красивое словосочетание, а мужественный выбор тех, о ком поэт сказал — «хоть день побудьте в милицейской шкуре, вам жизнь покажется наоборот!» Эти строки поэт посвятил оперативным сотрудникам еще в советские годы, когда милиция работала в другой системе координат — действовали беспощадные по отношению к преступникам законы, государство брало на себя ответственность за защиту личности, культ денег порицало общество, а органы по защите правопорядка пользовались уважением и признательностью жителей. Сегодня все намного труднее. Другая страна — новый экономический уклад не терпит простых решений. И законы демократии заставляют их исполнителей глубоко осмысливать свои действия. К сожалению, труд оперативных работников полиции стал намного сложнее и опаснее, требования к их квалификации выросли, преступления стали не просто уголовными, но и экстремистскими, иногда даже и политическими.

Чем вообще преступность начала девяностых отличается от преступности сегодняшней? И располагает ли полиция сегодня достаточным ресурсом для нейтрализации криминогенной обстановки в Москве? Такие вопросы сейчас часто возникают при обсуждении этой злободневной темы.

Смену политического строя в стране в конце XX века сопровождал взрыв преступности. «Лихие девяностые» запомнились быстрой организацией криминальных структур с коррупционной составляющей.

То был период временного беззакония. Законы советские уже не могли отвечать требованиям новых веяний, законы зарождающейся демократии ощупью искали свое место в условиях частной собственности, еще непривычной обществу. Был и такой критический момент, когда прежний уголовный кодекс советских лет потерял юридическое право на его использование, а новый регулятор уголовного права, отвечающий запросу капиталистического государства, пока не вступил в действие...

Капитал наращивал свое влияние в экономике, а криминальные круги, используя удобную для себя обстановку, жаждали отхватить свой кусок. Преступность приобрела масштабность. Обычные воровские шайки и мелкие банды не годились для нового криминального ремесла под названием «рэкет». Чтобы навязать свои условия зарождающимся коммерческим структурам и убедить их в пользе покровительства и защиты их интересов от опасных конкурентов, криминальному миру потребовались иные организационные формы. Схемы этих новообразований вожаки криминального мира заимствовали у правоохранителей.

Организованные преступные сообщества строились по образу и подобию боевых единиц. Штабы, звенья разведки, боевые отряды, хорошо налаженная связь с новой властью, техническое обеспечение и, конечно же, самые современные виды транспорта и вооружений. Каким образом уголовная среда в то время сумела так быстро найти средства и каналы для своей оснастки?

Некоторые крупные коммерческие фирмы с большим капиталом, опасаясь за его сохранность, соглашались на сомнительное сотрудничество. Так появились первые службы безопасности в виде договорных союзов между представителями больших денег и бывшими вожаками криминальных сообществ, то есть произошла удобная для всех видимая легализация.

Защищая доходы подопечных фирм, отряды боевиков вели беспощадную войну со всеми, кто представлял угрозу для хозяев. Новоявленные распорядители богатств были заинтересованы в наращивании мускулов своих защитников. В едином фокусе сходились интересы начинающего российского капитала и нового вида криминалитета.

Участники организованных преступных коллективов, больших и малых, осваивали азы военной дисциплины, отучались от бывшей вольной жизни с загулами в кабаках. Только в отличие от военной службы, где за нарушение уставных правил следовал штрафной наряд, в ОПГ полагался смертельный приговор, и исполняли его соратники из своей же братвы.

Группировки вели отчаянную борьбу за территории и право навязывать рэкетирские услуги. Перестрелки на улицах города случались с печальным постоянством и под шальные пули попадали случайные горожане. Так, скажем, произошло во время известной перестрелки на Разгуляе, где оказались жертвами прохожие, или когда под пули коптевской группировки попали пассажиры проезжающего мимо трамвая.

Для удобства оперативной практики милиция присваивала группировкам местные названия. В криминальную историю Москвы вошла своеобразная «топонимика» преступных организованных коллективов — солнцевских, бауманских, таганских, орехово-борисовских, измайловских и еще многих других.

В эти годы грабежи и разбои имели подчиненное значение. Без них, конечно, не обходилось, но интересы криминального «крупняка» находились в области капиталистических доходов. Огромные деньги совершали неучтенный оборот, и хищникам всего лишь требовалось дождаться удобного момента, чтобы стремительно атаковать цель.

Милиция спешно вырабатывала тактику борьбы с новыми видами преступлений — похищениями людей, рэкетом, заказными убийствами, наркоторговлей и, главное, ликвидацией организованных преступных образований. Что было особенно трудным, так как связь капитала и криминала породила еще один ядовитый росток — преступную коррупцию!

Не по этой ли причине структуры по борьбе с организованной преступностью в составе милиции были внезапно ликвидированы под предлогом того, что якобы необходимость в них теперь отпала? Вместе с ликвидацией этих важных подразделений исчезли и драгоценные учеты.

С начала девяностых в России многое изменилось. Неправедные деньги требуют легализации. Те, кто из «черных рыцарей» девяностых вышел живым из смертельных схваток, изменили лицо и превратились в добропорядочных коммерсантов. Исчезли из оперативных карт столичных правоохранителей названия мест базирования преступников. Теперь аборигенов преступного мира из девяностых называют по имени района больше по привычке.

Положение изменилось?

Да, но, увы, в худшую сторону...

Коррупция за прошедшее время разрослась и глубоко проникла во властные круги. Ее родной брат криминал мимикрировал под бизнес-окраску. В страну хлынул поток внешней и внутренней миграции и неожиданно принес в мутном течении еще одну разновидность преступности — этническую. Вместе с ней и разросшейся крапивой нелегальной торговли в страну стали проникать ядовитые семена радикальных мировоззрений и террористических призывов.

В отличие от девяностых правоохранительная система столкнулась с иноязычной, чрезвычайно специфической преступностью, которую поддерживают за рубежом фанатичные круги радикальных сект ислама.

Перед милицией, преобразованной в полицию, встали новые задачи, не похожие на обычную борьбу с уголовным миром.

У правоохранителей веками накапливался колоссальный опыт борьбы с традиционными видами преступности. Но сегодня его приходится пересматривать. Применять механически его невозможно.

Мигрантская иноязычная среда замкнута и малодоступна. Обычные приемы агентурной работы тут не годятся. К тому же за последнее время этническая преступность, а она превалирует в криминальных схемах сегодняшнего дня, стала складываться в организованные формы, как бы повторяя путь славянских группировок в девяностые годы.

Но сегодня в стране другая обстановка. Стабильный капитал хорошо защищен и не беззащитен, как двадцать лет назад.

Кроме того, за эти годы государство отработало систему правовой защиты, которая, несмотря на вечные призывы правозащитников к гуманизации Уголовного кодекса, достаточно детализирована для оценки любых преступных деяний.

По этим и другим причинам этническая преступность выбирает объектами для разбойных набегов торговые хранилища, частные поместья и... прохожих на улицах. Миллионы нелегально пребывающих в стране иностранцев — прекрасная питательная среда, где всегда можно отыскать новых дешевых «волонтеров» разового использования.

В общем, можно утверждать, что столичной полиции досталось не лучшее время в истории нашего государства.

Как справляется столичная полиция с выпавшей на ее долю сегодня проблемой?

Оказавшись на месте главного полицейского Москвы Анатолия Якунина, многие просто бы опустили руки.

Добиться роста в 34% эффективности противодействия организованной преступности (включая и этническую) в сложившихся условиях архитрудная задача. Но в Москве это получилось благодаря требовательности, находчивости и быстрого маневра в подборе кадров.

Вот что сказал об этом Мэр Москвы С.Собянин в докладе столичного Правительства за 2012 — 2013 годы:

«Борьба с этнической преступностью, выявление незаконных мигрантов, пресечение совершаемых ими правонарушений, выдворение нежелательных лиц из Москвы будут продолжаться и впредь. Вместе с правоохранительными органами мы будем и впредь жестко наводить порядок. Понятно чувство гнева, которое возникает в сердцах людей, когда они видят бессмысленное и циничное убийство, но насилие и погромы — не выход из ситуации, это еще больший тупик. Московские власти и полиция на стороне москвичей. Мы вместе будем бороться с проблемами незаконной миграции, сделаем это цивилизованно и по закону».

То есть можно утверждать, что правильный путь борьбы с этнической преступностью — это массовая зачистка рынков, овощехранилищ, под вывеской которых гнездятся нелегальные приезжие, мест, где сосредоточены «резиновые квартиры», в них нашли убежище преступники, сбежавшие от наказания в своей стране.

В прошедшем году полиция в Москве возбудила более 650 уголовных дел по фактам организации нелегальной миграции. В 2012 году таких дел было менее двух десятков.

Многие горожане не одобряют закрытие рынков, где нелегальные мигранты дешево продают некачественную плодоовощную продукцию. Но при этом жалуются на засилье в Москве большого количества приезжих иностранцев, пытающихся насаждать здесь свои обычаи, не считаясь с принятым укладом жизни жителей столицы.

Стоит заметить, что в практике массовых силовых зачисток бандитских гнезд в советское время проводили так называемые чекистско-войсковые операции, во время которых под раздачу попадали мирные жители. Понятно, что в наше время радикальные приемы подобного рода абсолютно неприемлемы.

Но щадящая рядовых москвичей ликвидация злачных мест, которые проводит городская полиция, по своим результатам более эффективна, чем грубая силовая акция. В результате применения новой тактики городской полицией были закрыты крупнейшие рассадники преступности, объекты, которые десятилетиями генерировали незаконную миграцию и нарушение общественного порядка, сотни игорных заведений, рынок в «Лужниках», торговый комплекс «Эмериал», палаточный «крест» у трех вокзалов, аналогичные базары у других вокзалов и станций метро. Прекращена работа 30 розничных рынков, на которых постоянно находились десятки тысяч нелегалов.

Можно представить, какие усилия пришлось приложить полицейским, чтобы вывернуть наизнанку такой пласт преступности.

Без последовательной работы по перестройке столичной полиции таких результатов добиться было бы невозможно. Новому руководству ГУ МВД РФ по городу Москве пришлось в корне пересмотреть функции начальствующего состава, чтобы сосредоточить внимание на выполнении главных задач, а вспомогательные службы нацелить на безотказную помощь боевым подразделениям.

Чтобы изменить сложившиеся годами стереотипы оперативной работы, потребовалось многое объяснять людям, добиваться у них веры и на деле доказывать правильность заданного курса. Такое по плечу только руководителю с хорошим опытом службы и способностью быстро принимать в критический момент ответственное решение.

Обстановка меняется очень быстро, и каждый раз ее обострение — это новый вызов столичной полиции, который требует в ответ незамедлительных действий.

Новый год будет нелегким. Но на каждом этапе развития общества полицейские проходят очередную школу мастерства. Сегодня столичная полиция на верном пути. Тем сотрудникам, кто будет не на боевом посту в праздничные часы, можно чуть расслабиться.

Товарищи офицеры! Помяните скорбной минутой своих павших товарищей...

Поднимите бокалы — сегодня это святое дело. За ваших родных и близких друзей, которые в новогоднюю ночь на сторожевой вахте охраняют покой в любимом городе, за вашего командира, требовательного и готового по первому зову встать на защиту справедливости, за славную службу, где всегда можно услышать слова, достойные лучших сынов России, — Честь имею!

Начальник ГУ МВД РФ по городу Москве А.И.Якунин.


Источник: «Московская правда»
Автор: Эрик Котляр

Если вы нашли ошибку: выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Сообщение об ошибке

Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
*
CAPTCHA Обновить код
Play CAPTCHA Audio

Версия для печати